Сегодня: г.

 

Возникновение Казахстана и Астаны

 

 

 

 

 

 

 

Становление государственности

системы управления государственными делами. Начиная с 1206 г, Чингисхан наделил функциями великого судьи Чиги-кутуку, татара, которого он и его жена Бортэ в свое время усыновили, когда тот был еще ребенком, и дали ему воспитание. Чиги-кутуку было поручено записывать, разумеется, уйгурской письменностью и на монгольском языке, судебные решения и приговоры, а также распределение населения среди монгольской знати в «синих тетрадях» (коко-даблар), что способствовало одновременно созданию кодекса юриспруденции, по выражению Пеллио, «нечто вроде монгольского Озье»107.Ясак, буквально, регламент, то есть кодекс или свод постановлений обычного права чингисханидов, должен был получил свои первые очертания (или свою императорское признание) на курултае 1206 г101 Через ясак великий хан «сила Неба» налагает как на гражданское общество, так и на армию (которые, впрочем, понимаются как единое целое), требования строгой дисциплины, желаемой Небом. Это был суровый кодекс: смертная казнь за убийство, серьезную кражу, заранее согласованную ложь, супружескую измену, содомию, колдовство, укрывательство и т.д. Гражданское и военное неповиновение уподоблялось преступлениям общего права, и ясак, будучи239одновременно гражданским и административным кодексом, являлся порядком, универсально приемлемым для управления всеммиром. Он был дополнен по части правоведения изречениями (билик) Чингисхана, сегодня утерянными, как и, впрочем, сам ясак.Последствия этого монгольского порядка удивляли западных путешественников. Лет через сорок после курултая 1206 г. францисканец Плано Карпини, возвращаясь из Монголии, отмечает: «Татары (то есть монголы) повинуются своим предводителям как никакой из народов в мире, в большей даже степени, чем наши священники повинуются вышестоящим по званию. Они почитают их безмерно и никогда им не лгут. Между ними нет никаких спорных вопросов, разногласий или убийств. Отмечают лишь малозначительные случаи воровства. Если один из них теряет скотину, то тот, кто се находит, не только не посмеет присвоить ее себе, но и чаще всего приводит се владельцу Их женщины очень целомудренны, даже когда они развлекаются». Если сравнить картину с той, что изображала анархию монгольской страны накануне завоевания чингисханидов или с моральным состоянием современного монгольского народа, то видно, как ясак Чингисхана коренным образом трансформировал монгольское общество109.На вершине общественного здания возвышалась семья чингизидов, или золотая семья («алтын урук»), во главе которой стоял великий хан («каган, каан»), принцами семьи являлись сыновья великого хана («кобегун»). Она владела огромными захваченными территориями так же, как и предки завоевателя владели своей частью родной степи. С пастбищных владений («нутук», «юрт»), признанныхзачетырьмясыновьями Чингисхана, начались, таким образом, будущие ханства чингизидов. Монгольское общество, а точнее, тюрко-монгольское общество, поскольку Чингисхан ассимилировал значительное количество тюркских племен Алтая, оставалось аристократическим по своей организации. Старая «степная аристократия», ярко показанная Бартольдом и Владимировым, аристократия богатырей («багадур») и предводителей («найон»)1|и, продолжала обеспечивать командным составом и руководящей рукой разные социальные классы: воинов и гражданских верноподданных, являвшихся в высшей степени свободными людьми («нокур»), во множественном числе («нокуд»), простолюдинов, образовывавших простой народ («арат», «карачу»), наконец, крепостных («унаган богол»), относившихся, в принципе, также к монгольской расе. Владимирцов различает здесь все элементы феодального общества, эшелоны которого на различных уровнях

240иерархии объединялись между собой наследственной связью и персональной лояльностью.В армии на различных уровнях военной иерархии царствовал аналогичный феодальным принцип: та же самая связь, основанная на личной преданности объединяла командиров десятков («арбан»), сотен («джагун»), тысяч («минган»), десяти тысяч («тумен») солдат. Сотники, тысячники и командующие мириадами были предоставлены большой аристократией («нойон»). Ниже них основа армии состояла из знати среднего класса свободных людей, которые носили старый тюркский титул - «тархан» (по-монгольски — «дарган») и имели привилегию сохранять в принципе как свои индивидуальные трофеи, добытые навойне,такидичь, подстреленную набольшой охоте1". Впрочем, несколько тарханов, ввиду своей ценности, были возведены в ранг нойонов.Эта армия, «аристократически организованная», как пишет Владимирцов, сама имела свою элиту, личную гвардию великого хана. Гвардия («кашик») состояла из десятка тысяч человек. Солдаты этой гвардии (в единственном числе — «кашикту», во множественном — «кашиктан»), были условно распределены на дневную гвардию («туркак», во множественном числе — «туркаул») и ночную гвардию («кабтаул», во

 

Страницы :

Стр.1 Стр.2 Стр.3 Стр.4 Стр.5 Стр.6 Стр.7 Стр.8 Стр.9 Стр.10 Стр.11 Стр.12 Стр.13 Стр.14 Стр.15 Стр.16 Стр.17 Стр.18 Стр.19 Стр.20 Стр.21 Стр.22 Стр.23 Стр.24 Стр.25 Стр.26 Стр.27 Стр.28 Стр.29 Стр.30 Стр.31 Стр.32 Стр.33 Стр.34 Стр.35 Стр.36 Стр.37 Стр.38 Стр.39 Стр.40 Стр.41 Стр.42 Стр.43 Стр.44 Стр.45 Стр.46 Стр.47 Стр.48 Стр.49 Стр.50 Стр.51 Стр.52 Стр.53 Стр.54 Стр.55 Стр.56 Стр.57 Стр.58 Стр.59 Стр.60 Стр.61 Стр.62 Стр.63 Стр.64 Стр.65 Стр.66 Стр.67 Стр.68 Стр.69 Стр.70 Стр.71 Стр.72 Стр.73 Стр.74 Стр.75 Стр.76 Стр.77 Стр.78 Стр.79 Стр.80 Стр.81 Стр.82 Стр.83 Стр.84 Стр.85 Стр.86 Стр.87 Стр.88 Стр.89 Стр.90 Стр.91 Стр.92 Стр.93 Стр.94 Стр.95 Стр.96 Стр.97 Стр.98 Стр.99 Стр.100 Стр.101 Стр.102 Стр.103 Стр.104 Стр.105 Стр.106 Стр.107 Стр.108 Стр.109 Стр.110 Стр.111 Стр.112 Стр.113 Стр.114 Стр.115 Стр.116 Стр.117 Стр.118 Стр.119 Стр.120 Стр.121 Стр.122 Стр.123 Стр.124 Стр.125 Стр.126 Стр.127 Стр.128 Стр.129 Стр.130 Стр.131 Стр.132 Стр.133 Стр.134 Стр.135 Стр.136 Стр.137 Стр.138 Стр.139 Стр.140 Стр.141 Стр.142 Стр.143 Стр.144 Стр.145 Стр.146 Стр.147 Стр.148 Стр.149 Стр.150 Стр.151 Стр.152 Стр.153 Стр.154 Стр.155

 

На главную

 

 


Казахстан Астана





город Астана инфо